• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:51 

Сномен

*Писака*
13:38 

*Писака*
- И что - ты точно решила? - Ив рассмеялась в ответ на вопрос Димы.
- Ещё бы! Я столько всего сделала для того, чтобы получить это...
- А что родители?
- Они ещё не знают. Я скажу им, когда уже буду там.
- Жестоко..
- Ничего не жестоко! Ты бы знал, как они со мной поступают.. Я не намерена больше этого терпеть! Я хочу сама строить свою судьбу. И я сделаю это.
- А как же они? - Дима кивнул в сторону комнаты, в которой веселилась шумная компания молодёжи. -Ты о них подумала?
Ив помолчала, отводя взгляд от друзей, облокотилась о перила балкона, на котором они вдвоём стояли, задумчиво посмотрела на звёзды.
- Это единственное, что меня здесь держит.. Вы..
- Разве этого мало? - быстро спросил Дима.
- Нет.. Этого не мало и не много.. Это - всё.. Но если.. Если я ничего не сделаю.. - Ив запнулась.
- Что тогда?
- Тогда вы разрушите меня. Я ничего не добьюсь в своей жизни, понимаешь? Я должна доказать всем, что я способна на большее, чем просто пьяные сборки нашей компании, пара стихов в месяц и неудачных рисунков, постоянные прогулы, редкая подработка и.. просто распиздяйство.
- Я знаю..
- Нет, не знаешь! Даже ты не знаешь.. - она улыбнулась. - Иногда мне кажется, что и я не знаю.
- Не бросай меня.. - тихо попросил он.
Ив покачала головой.
- Не могу.. Не держи меня.. А если хочешь - поехали со мной.
- Я тоже не могу..
- Значит, жди..
- Буду ждать..


***

Я никогда раньше не летала в самолёте. Ну, в раннем детстве было пару раз, но я этого совершенно не помню. И всё же мне было удивительно, почему люди так бояться полёта.
Я немного вздремнула, перекусила и выпила коньяка. Вот и всё, что я помню о своём перелёте заграницу. Разве что ещё изумительной красоты рассвет над Бен-Гурионом...
Я не знала иврита. Я до последней минуты не воспринимала, что улетаю. Я и сейчас этого не осознаю. Но у меня был неплохой английский и мне казалось,что его будет вполне достаточно.
Моя общага (или пнемия, как говорят здесь) оказалась в Беер-Шеве. Это город на юге. Неплохой городишко.. Правда, слишком много арабов. Именно сюда приезжали все те, кто поступил в союзе на компьютерные специальности. Родители думали пока, что я в Киеве у подруги.
Время летело неожиданно быстро. Учёба не напрягала, соседи по комнате тоже, да и вообще народ был прикольный.
Скандал случился тогда, когда родители получили первое письмо, извещающее о моей отличной успеваемости. Осознание того, что я не в Киеве, а хрен знает где, далось им на удивление тяжело, но в итоге они признали, что хоть я и малолетняя дура, я таки молодец. Странно, но от этого мне стало только хуже. Наверное, я ожидала, что они заставят меня вернуться, а я всю жизнь буду корить их за упущеный шанс. Теперь еднственный человек, который может всё похерить - это я сама. Не люблю ответственность. Просто на дух не переношу..
С друзьями я пересекалась редко - вечно не хватало денег на международные переговоры, а от инета отвлекали новые приятели. К тому же не люблю я это дело - разговоры по инету. Просто ненавижу - всё не по-настоящему.. глупо и напыщено.. говоришь совсем не то, что думаешь, едва понимая собеседника, не видя его глаз, мимики, жестикуляции.. Суррогат общения. Жалкая подделка, не дающая ровным счётом ничего. Как китайская игрушка - в первый момент радостно, а на поверку оказывается хернёй.

В первые несколько недель активно знакомилась с мужиками - изерами и даже арабами, как оказалось (ещё не различала первых от вторых). Потом поняла что к чему и стала всех нахуй посылать. Сменила номер, чтобы не доставали те, кто успел получить его, перестала ходить одна или только с девчонками по улицам, тем более вечером.
Не люблю я изеров. Ненавижу арабов.

Странно, но именно здесь мой патриотизм вырос просто до небес - стала часто говорить на украинском, слушать украинский рок, читать украинские книги. Тут у всех так - и казахстанцы, и беларусы и даже литовцы скучают по своей культуре. Только москали почему-то кладут на свою Родину большой и толстый, ни один из них не планирует возвращение. Странно?

А потом были "Зиги", "Форум" и "Абсент". Это русские дискотеки в Беер-Шеве. Мне не нравится, но ничего лучше нет. И тогда впервые было экстази. Я уже и сама не знаю зачем - никогда даже травки не курила - а тут.. уболтали, убедили, что это ничем не чревато, что это просто кайф без последствий. Может, так оно и есть. Но последствия были.

Что я чувствовала?
Мм..
Я была очень усталой. Мне безумно хотелось спать. Но я не могла не двигаться. Вся. Вся я двигалась. Каждая частичка моего тела была в движении. Ступни ног, колени, бёдра, талия, грудь, пальцы, кисти,руки, плечи, шея, подбородок, челюсти, глаза, брови.. Всё выбивало жёсткий ритм транса. Мне казалось, что если я остановлюсь, я перестану дышать. Кто-то всунул мне винную пробку в рот, чтобы я не раскрошила зубы.
А потом я увидела Его. Мне ещё никогда не доводилось видеть такого красавца. Густые чёрные волосы, тонкие черты лица, надменно-похоливый взгляд карих глаз и странная полуулыбка.. тело.. я едва не застонала от одного вида его торса.. я хотела подойти к нему, но меня забрали и мы уехали к кому-то на квартиру. Даже в машине я не остановила движение ни на миг.
Я впервые спала так крепко.

Единственное, о чём я думала потом и расспрашивала потом - был ли тот красавец галлюцинацией, или нет?..

01:33 

Душа

*Писака*
Она в меня не лезет,
Она меня не хочет
И с жёлтыми глазами
Всё ждёт и зубы точит..


Душа моя чужая
Обратно рвётся в стаю
И я бегу за ней,
Я - волк, я это знаю..



Ладони взмокли. Я бы этого и не заметил, если бы не влажные пятна на бумажном пакете, который я мял в руках. Нервно закурил. Халит не опаздывал - это я всегда приходил немного раньше назначеного времени, но в голове постоянно мелькали тысячи "А вдруг..?".
За спиной послышался звук подъезжаемой машины. Я резко обернулся. Это могли быть мусора. Это могла быть подстава. Но это были Халит и ещё пара ребят. Я облегчённо улыбнулся, вытирая пот со лба. Кивнул, пожал руку, протянул пакет. Халит не глядя передал его ребятам. Те отошли и внимательно проверили его содержимое. Халит обернулся, дождался их кивка, протянул мне пачку денег. Я взял, не пересчитывая.
- Следующий - через двеннадцать дней.
Я кивнул:
- Нет проблем, Халит.
- Приятно работать с тобой, Олег.
Я ухмыльнулся его ломаному русскому и ушёл к своей машине.
Отъехал я буквально на пару кварталов, к ближайшей аптеке, купил всё по рецепту врача. Дорогие лекарства..
Сел обратно в машину и уронил голову на руль.
Она не успокаивалась, терзала меня изнутри...
Ценой нескольких жизней покупать одну...

Я замотал головой, резко рванул с места и поехал домой.

У нас был маленький домик, на окраине леса рядом с болотами. Моя жена очень любила его, а я любил всё, что было дорого ей.
В окнах горел свет и пахло чем-то вкусным. Я заторопился домой, быстро поставив машину в гараж, зашёл, окликнул жену. Наташа была на кухне, стояла у плиты, жарила блинчики. Обернулась, заключая меня в объятия, мягко поцеловала.
- Как она? - негромко спросил я.
Наташа вздохнула:
- Не очень... лекарства заканчиваются...
- Я купил ещё, - я улыбнулся, чмокнул в нос жену и с явной неохотой выпустив её из объятий, постучал в комнату дочери.
Внутри было темно.
- Лина? - дочка лежала на кровати, свернувшись клубочком, подтянув колени к животу, хрипло, с придыханием посапывая.
Я нагнулся, поцеловал её лоб - горячий...сменил ромашки, стоявшие у изголовья ее кровати, на новые и бесшумно выскользнул из комнаты.
- Сейчас будем ужинать, - выглянула из кухни жена. - Переодевайся, мой руки - и за стол.
Я кивнул, улыбнулся и поднялся в спальню. Рухнал на кровать, бессмысленно уставившись в потолок.
Белый...
Лицо дочери. Бледное, почти белое, с темными кругами под глазами...
Лейкимия... поздняя стадия...
Ее сухие потрескашиеся губы...
Губы...
Губы Халида, твердящие - "Мы правы, Олег! Мы правы! Это наша земля! Понимаешь? Наша!"
Фанатичный огонь в его глазах... испарина, выступающая на его лбу...
Я не верил в это, но говорил, что понимаю...
Он ведь и меня тоже ненавидит, этот Халид... Хотя, может, не так сильно, как я его... Или все-таки также?
Почему я и этот подонрок живем, а моя восьмилетняя дочь - умирает?..
- Олежка,любимый... ты устал?
Я рывками вырывался из липких, тяжелых сновидений.
Душе было плохо...
Я открыл глаза. Жена обеспокоено смотрела на меня:
- Ты не голоден?
Я покачал головой.
- Раздевайся, ложись... - она потянула меня за рукав.
- Да, любимая...

***

Когда я был маленьким, моя Душа была совсем другой - невысокая, худенькая, немного нескладная, рыжеволосая, вся в мелких веснушках, смешливая и вздорная. Пока я взрослел, она тоже изменялась - волосы стали светло-русыми, черты лица - более тонкими, правильными, веснушки куда-то исчезли. Тонкая, как тростиночка, Душа, любила меня, а я - ее, и мне было невдомек, как может быть иначе.
Сейчас все изменилось. Душа осунулась, посерела... часто царапала меня изнутри и кричала... Я терпел. Я не говорил с ней больше. Наверное, боялся, что она, а не я, окажется права.
Что бы это изменило?..

Футбол прервали экстренным выпуском новостей. В Сапире восемь убитых... Ещё дети - 14-15 лет... Я знал, что это и моя вина... И Душа знала.

Этой ночью было особенно ужасно. Душа разрывала меня изнутри, стенала, требовала меня к себе, звала, кричала...

Я не выдержал - ответил.
Разговор с душой - это что-то немыслимое. Я раньше мог часами общаться с ней - никаких слов или мыслей, прямой обмен чувствами и ощущениями.
Она любила сохранить мои лучшие переживания и потом передавать мне их, позволяя смаковать, наслаждаться собственными ощущениями счастья вновь и вновь.

Сейчас всё было в точности до наоборот.
Холод липкого страха, привкус солёной боли, хлётский горячий гнев, кислые горечь и разочарование и ещё много того, чему я не знал названия. Она мучала меня, терзала... а я молчал. Потому что она была права. А я... я не мог поступить иначе.
В ту ночь я так и не сомкнул глаз, ворочаясь, царапая свою грудь, раздирая кожу, словно вырывая свою Душу, выжигая её изнутри, а затем заливая слезами...
А через неделю она не пустила меня к Халиду. Я не мог пошевелиться - Душа вцепилась в меня мёртвой хваткой, не отпуская от себя ни на миг.
И тогда я сделал то, чего не делал уже много лет - я вышел в лес и вытащил её из себя.
Она очень изменилась - бледная, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами, она сейчас очень напоминала мне мою больную дочь. Я молча смотрел на неё, Душа тоже молчала.
Я отвернулся и зашагал прочь.
- Ты куда?! - это не был вопрос. Не так, как его задаём мы. Я просто почувствовал неприятие, отчаяние, ужас происходящего.
Я обернулся, грустно посмотрел на Душу:
- Извини, но я не могу так больше... когда... когда всё закончится, я вернусь за тобой.
Боль, страх, протест... Я ушёл.

***

- Мне стало холодно рядом с тобой, - Наташа отодвинулась от меня на другой край кровати. - Откуда ты берёшь эти деньги?
Я помолчал.
- Я просто хочу, чтобы она, по крайней мере, не мучалась.
- Я понимаю, - я услышал, как Наташа вслипнула. - Мне так плохо, Олег... Мне так одиноко..
- Я рядом... - я обнял жену.
- Я не чувствую тебя... ты стал... холодным, пустым... - она коснулась рукой моей груди. - Ты давно говорил с Душой?
Я вздрогнул.
- У меня нет на это времени, Таш...

***

Через три месяца моя дочь умерла. Почти безболезненно, сравнительно быстро... Мне было... пусто. Я был готов к этому. Но Наташа...
- Успокойся, Таш... Всё будет хорошо... - тихо проговорил я, гладя её волосы.
- ЧТО будет хорошо?! - она всхлипнула, отодвинулась от меня. - Что может быть хорошо?! Мой ребёнок, моя единственная дочь... смысл моей жизни исчез!! Что может быть хорошо?!
- Но у тебя ещё есть я... - я говорил не то, совсем не то... но я не мог чувствовать Наташу так хорошо, как раньше.
- Ты тоже стал... будто чужой! Ты так изменился...
- Я люблю тебя...
- Я не чувствую этого... я осталась совсем одна...
Я притянул жену к себе, прижимая к своей груди.
- Холодно... - прошептала она.
Я вздрогнул.
- Хочешь... ещё ребёночка?..
Моя рука скользнула по её спине.
Наташа замерла, потом резко вырвалась из моих объятий.
- Урод! Козёл! Сволочь! - я пытался перехватить её руки, бьющие меня по груди и плечам, но она отшатнулась и убежала в спальню, громко хлопнув дверью.
Я устало потёр глаза, вышел из дома, сел в машину и уехал. До самой глубокой ночи я просто колесил по городу, плохо разбирая дорогу, стараясь ни о чём не думать. Не доезжая до дома около киллометра - двух, я осознал, что бензин в баке закончился.
Я немного посидел в машине, нашёл в бардачке початую бутылку виски, пошёл по лесу к дому, время от времени прикладываясь к горлышку.
Сам не знаю каким образом, но вскоре я очутился на болотах. Ноги уже не держали меня и я решил немного отдохнуть. Сел на траву, хотел сделать ещё глоток виски, но бутылка неожиданно оказалась пустой. Я бросил её в болото, запрокинул голову, рассматривая продырявленное колючими звёздами небо. Может, я бы даже уснул, если бы не звериный рык, внезапно раздавшийся справа от меня. Я медленно, стараясь не совершать никаких резких движений, обернулся - неподалёку от меня стоял волк. Большой, серый, красивый зверь. Я испуганно отполз назад, волк тоже попятился. Что-то странное было в нём, что-то... человеческое, что ли? Я внимательно пригляделся к нему и внезапно ощутил знакомое прикосновение. Из-под серой шкуры волка выглянула моя Душа. Она очень изменилась - поправилась, округлела, стала улыбчивой и розовощёкой.
Я удивлённо уставился на неё.
- Душа... - мягко позвал её я. - Возвращайся, всё кончено...
Она резко замотала головой, прячась за шкуру волка.
- Почему нет? Неужто тебе лучше у зверя запазухой?
Сочувствие, сожаление, извинения, спокойствие, умиротворение, холодная решимость... вот, что коснулось меня.
Я взбесился, вскочил на ноги.
- А ну вернись! Ты - моя!
Волк зарычал на меня, я попятился.
- Я тебя не оставлю... - прошипел я.
Волк как-то странно посмотрел на меня и скрылся в гуще леса.
Я помчался домой, почти не глядя под ноги. Я был зол, взбешён... Это же моя, моя душа!

Я забежал в спальню... и замер.
Моя жена висела под потолком. Толстая бельевая веревка сдавливала её шею, голова неестественно запрокинута, тело безвольно повисло. Я резко подскочил, срывая верёвку с люстры... тело гулко упало. Я целовал, обнимал, прижимал её к себе, кричал и звал на помощь... но все чувства были гулкими и каким-то далёкими.

Тогда я взял ружьё и выбежал из дома обратно, к болотам. Я чувствовал душу так, словно я сам был волком, который взял след. Он не таился, шёл мне навстречу. Я нашёл его там же, где видел в первый раз. Глаза волка казались жёлтыми в отсвете полной луны.
- Я в последний раз спрашиваю - ты вернёшься ко мне? - дуло ружья смотрело прямо в лоб волка.
Душа испуганно выглянула, но волк не пускал её, смело глядя мне прямо в глаза.
- Ну как хочешь, - процедил я сквозь зубы, надавливая на курок.
Я стрелял впервые в жизни - плечо больно дёрнулось, отдача оказалась неожиданно сильной. Пуля нагнала зверя в прыжке, прострелив навылет грудь.
Душа закричала.
Громко, пронзительно...
Сидела на земле, скукожившись, зыркала на меня жёлтыми, как у волка, глазами. Я схватил её за руку, она оскалилась, зарычала на меня. Я прижал её к груди, к зияющей внутри меня пустоте... Но Душа не лезла, не могла, не хотела в меня.
- По... почему?
Обида, чувство утраты и жалость.
Я отпустл её, и Душа медленно попятилась к лесу, постепенно ускоряя шаг, цепляясь босыми ступнями о коряги, затем обернулась и побежала.
Я глупо стоял у трупа волка, бесполезное теперь ружьё лежало рядом на земле, а я остался совсем один во всём мире...
Нет! Нужно её уговорить, уломать... объяснить что я тоже бул прав!.. что я люблю её... что она нужна мне! Что у меня нет никого кроме неё!
Я побежал за неё вглубь леса.

Увиденное поразило меня: Душа сидела на поляне, наблюдая за стаей волков. Мягкая спокойная улыбка блуждала на её губах. Я медленно подошёл, Душа заметила меня и резко отскочила.
- Тс... - я дружелюбно улыбнулся. - Ты же знаешь - я люблю тебя...
Страх. Много страха и боли.
Я сделал шаг навстречу, но она метнулась к стае, прячась за спинами волков.
Я стоял долго, глядя на волчью стаю, а затем шагнул вниз,к ним.

Но даже волки не приняли меня...

21:01 

*Писака*
Странно, но обычно во всех наших со Слаем рассказах всё происходило приблизительно по вот такой вот схеме:

14:52 

четыре друга

*Писака*
14:57 

перевела на иврит.. скудный язык.

*Писака*
15:00 

он любил, она - отвечала

*Писака*
15:01 

*Писака*
Не плачь обо мне потом -
Поплачь обо мне сейчас,
Ведь я не увижу слёз,
Ведь я не услышу фраз
Потом...

Не жалей о моей смерти -
Пожалей о моей судьбе,
Она не достойна, поверь мне,
Учавствовать в этой борьбе,
Поверь...

Дать тебе сил?!
Дать тебе власть?!
Хочешь их?!
Видишь их страсть?!
Не верю...

Дать тебе слабость?!
Дать тебе страх?!
Хочешь их?!
Видишь их прах?!
Не смею...

Не плачь обо мне потом -
Поплачь обо мне сейчас,
Ведь я так хочу твоих слёз,
Ведь я так хочу тихих фраз
Сейчас...

Зачем срывать с неба звёзды?
Зачем их красть и дарить?
Для тех, кто давно уже мёртвый
Странно звучит слово "жить"...
Жить?..

15:07 

Она

*Писака*
Сначала она открыла кран,
Медленно набирая ванну.
Затем она дала волю слезам,
По-детски смешным, нелепым, забавным.

Потом она отключила его -
Того, что посмел ночью трезвонить,
Того, чей номер, скорее всего,
Набирал тот, о ком не хотелось ей помнить.

Затем она стояла у окна,
Неспешно перебирая картины
Прошлого, что, казалось, всегда
Были надёжно в сердце хранимы.

Потом она сняла халат,
Высвобождая юное тело.
Не было больше пути назад,
Состарить его она не успела.

Затем - беглый взгляд по глади зеркал:
Глаза - заплаканы, улыбка -печальна...
Потом - выпить вина бокал,
Красного, сладкого... на прощанье.

Затем в руке оказался нож,
А нога опустилась в воду.
Весь её жизненный путь был похож
На посвящённую ему оду.

Потом она поднесла руку к глазам,
Впившись взглядом в своё запястье.
Она пройдёт по старым следам,
Её не успеют вновь спасти от несчастья.

Затем лезвие больно впилось в кожу -
Она вспомнила это ощущенье...
Потом она руку в воду положит,
Ожидая конца мученьям.

Затем медленно сомкнулись веки
И прекратили метаться мысли...
Последняя была о человеке,
Который назывался самым близким.

Потом холодного скользкого пола
Коснулась первая алая капля...
В чуть тёплой воде лежала голой
Участница банальной драмы.

Она не слышала ударов в дверь,
Она не слышала звонков соседям,
И как он ворвался, как в ванну влетел,
Пытался вернуть её с того света...

Она теперь ничего не услышит...
Она теперь ничего не узнает...
Она - мертва... Она - не дышит...
Сердце умолкло... Кровь остывает...

15:09 

Трещина

*Писака*
Тонкий росчерк, всего лишь тонкий росчерк,
Словно чей-то непонятный почерк,
Словно маленькая чёрная молния,
Или чья-то злая тайна, но огромная.

И казалось бы - что в нём такого?
Словно плод воображения больного,
Словно чей-то там кайфовый бред,
А на самом деле ничего в нём нет.

И хотелось бы так просто отмахнуться.
Чтоб жестокой истиной не поперхнуться...
Нет, не росчерк это. Это - трещина.
Это значит, что жизнь искалечена.

15:14 

Зверь

*Писака*
15:17 

Эхо веков

*Писака*
Эхо веков

Россыпь блёсток на тёмно-синем небе -
Это ночь накрыла нас своей рукой,
И только звёзды в чёрной Неве
Отражают наш вечный покой.

Нас с тобой когда-то звали,
Превозмогая боль и страх,
Наши имена когда-то называли
И мы эхом остались в веках.

Этот мир уже не тот, что раньше,
Но в нём ещё есть чистые сердца,
Правды здесь нет, и грех здесь слаще,
Здесь не чтят покой мертвеца

И здесь палачи вершат чужие судьбы,
Не дожидаясь решенья судьи,
И всё же здесь чище, добрее, лучше
Те, кто сохранил свой мирок мечты.

И мы, зачем-то, им дарим пытки,
Заставляя пройти сквозь боль,
Не позволяя совершать ошибки,
Переигрывать старую роль.

Но в конце, когда они снимают маски
Мы даём им благодать,
Мы превращаем в реальность сказку,
Перестаём за ними наблюдать.

И тогда они становятся нами,
Переставая быть частицей Тьмы...
И тогда мы уже не сами.
И тогда мы уже не одни.


15:19 

*Писака*
просто любить тебя - значит понять,
просто понять тебя - значит простить,
просто простить тебя - значит отнять
всё что любил ты от всех получать.

просто найти тебя - значит убить,
просто забыть тебя - не полюбить,
просто искать тебя не находя,
значит предать и тебя, и себя
.
ты ненавидишь, не зная любви,
ты не прощаешь, не шептав "прости",
ты презираешь, не возвышаясь,
ты воскрешаешь, не умирая.

ты убеждаешь, не веря в слова,
ты получаешь, ничего не прося,
ты согрешаешь, творя благодетель,
и ты добился всего, не заметив.

15:19 

*Писака*
Уйти из этой жизни,
Уйти, и не понять,
Что значат эти мысли,
Что значит боль не знать,
Что значит быть понятым,
Что значит полюбить,
Что значит лист помятый
Стихов… и как убить…
Уйти из этой жизни,
Уйти, и не понять,
Что значит грех нечистый,
Что значит познать власть,
Что значит жить обманом,
Что значит не простить,
Что значит с океаном
Забыть всё… как молить…
Уйти из этой жизни,
Уйти, и не понять,
Что значит быть здесь низшей,
Что значит потерять,
Что значит безответно,
Что значит без мечты,
Что значит незаметно
Разбить мир, где был ты…

15:20 

*Писака*
ты забудешь меня?
Может быть…
ты разлюбишь меня?
Может быть…
ты оставишь меня?
Может быть…
больно ранишь меня?
Может быть…
ты мне скажешь: "уйди"? Может быть…
ты прошепчешь: "прости"? Может быть…
ты изменишь любви?
Может быть…
разобьёшь все мечты?
Может быть…
я прощу тебе всё?
Может быть…
ты уйдёшь всё равно?
Может быть…
мы не будем вдвоём?
Может быть…
но я знаю одно:
без оглядки любить…

15:21 

*Писака*
Останься со мной… Ещё пять минут…
Останься со мной… Про время забудь…
Останься со мной… Мечта ты моя…
Останься со мной… Люблю я тебя…

Останься со мной… Шепчу я прости…
Останься со мной… Прости за мечты…
Останься со мной… Прости за слова…
Останься со мной… Люблю тебя я…

Останься со мной… В ночной тишине…
Останься со мной… В призрачной мгле…
Останься со мной… В мире мечты…
Останься со мной… В объятьях мольбы…

Останься со мной… Шёпот и крик…
Останься со мной… Хотя бы на миг…
Останься со мной… весь мир для тебя…
Останься со мной… Люблю тебя я…


15:22 

Дай мне больше, чем просто любовь

*Писака*
15:23 

*Писака*
Заключив меня в хрустальные оковы,
Изувечив руки, расцарапав их до крови,
Отравив меня вином любви и страсти,
Прошептав: "ты моя! ты - в моей власти!"

Разорвав на части, унизив, растоптав,
Подняв до высот, на колени предо мной встав,
Заставив быть счастливой, ненавидеть и любить,
А потом - рыдать, вернуться просить.

Залезть под другого, но думать о тебе,
И имя чужого не выкрикнуть мне...
Я при встрече, улыбаясь, целую другого...
Я забуду! попытаюсь... не вернуть нам былого...

И ты.. ты с другою..
Я не узнаю никогда,
Что ночью немою
Крикнешь мне "Люблю тебя!.."

15:24 

Зажигалка

*Писака*
Мысли сменяют
Друг друга так быстро,
Краски смешают,
В грязь превращая...
Бензина канистра

И "щёлк" зажигалкой -
И всё поглащает:
Ребячью мигалку,
Девчачью скакалку
Огонь пожирает...

И нету, и нету
Теперь для них места,
И песенка спета,
Забыты навеки
Жених и невеста...

Но вертитс чёртова
Жизни качель,
Плевать ей на мёртвого,
Жизнью потёртого -
У смерти своя карусель...

И крики, и крики,
И страшно...
И злобные лики,
И светлые лики -
Дразнить их опасно...

Ты понял? Я рада,
Я так и хотела.
Такая награда
Для тех, кто был рядом.
Я песню допела,

И вроде пора бы
Покинуть сцену,
Затоплен корабль
И мачты жрут крабы,
Пылают стены...

Что я натворила??
Лишь "щёлк" зажигалкой,
По полу разлила
Канистру бензина
И стала приманкой..

Кто я теперь? -
Убийца...
Я - жалкая
Кровопийца...
Что я теперь? -
Воровка...
Сумасшедшая
Шлюха-торговка...

26.10.2006


15:16 

Образ-2

*Писака*
Её рука ласкала кнопки мобильного телефона. Не нажимая, её пальчики без особой цели скользили по ним. Мобильный был чёрным. Таким же чёрным, как и её длинные волосы, раскинувшиеся в беспорядке по её белой шее, плечам, обнажённой спине... Она лежала на животе на кожаном диване, подложив одну руку под голову, а другой лаская телефон. По её белоснежным бёдрам стекали красные струйки вина. Молодой смуглый парень склонялся над ней, осушая вино губами. По её щекам стекали солёные капли слёз. Он касался губами и там, осушая и их. По тонким кистям её сочились алые ручейки крови. Он пытался испить и её, но кровь была солёней слёз и краснее вина, и сколько он ни пил, она не останавливалась. А когда всё же кровавые ручейки иссякли, её глаза были сомкнуты и грудь больше не вздымалась, губы и бёдра стали холодными и чужими, руки окоченели и цвет кожи стал нездоровым, совсем белым... Он ещё долго сидел, перебирая её мягкие шелковистые волосы, и слишком поздно заметил, что его вены тоже были вскрыты...

*Писака*

главная